Различия

Здесь показаны различия между двумя версиями данной страницы.

Ссылка на это сравнение

венета [2017/04/20 12:07] (текущий)
administrator создано
Строка 1: Строка 1:
 +Венета
 +
 +Село Венета существует со времен Казанского ханства[1]. В дореволюционных источниках оно известно также как Мянята. По-видимому,​ так его именовали татары,​ проживавшие в близлежащих окрестностях. Еще одно название – Троицкое – закрепилось по наименованию сельской церкви. Венета располагалось на р. Нурме, по правую сторону от Зюрейского торгового тракта. До 1920 года село входило в Аркатовскую волость Лаишевского уезда Казанской губернии[2]. Расстояние до Казани составляло 42 версты,​ до уездного города Лаишева – 74 ¾, до Арска – 17, до волостного правления – 15[3], до квартиры станового пристава – 40 верст[4]. Сохранившиеся источники XVII в. позволяют установить имена местных помещиков. В 1645 гг. поместье в дер. Венета принадлежало братьям Смирному и Чювашу Андрияновым. Часть своего имения С.Андриянов передал служилому человеку Никите Ивановичу Брехову,​ женившемуся на его дочери Марфе[5]. После смерти Ч. Ондриянова,​ случившейся во время службы в Смоленске (1656 или 1657 гг.), его земля отошла к жене Анне Федоровне и сыну Василию[6]. Василий Андриянов в поместье практически не бывал, так как тоже служил в Смоленске. В его отсутствие Венетами управляли его двоюродные братья Яков и Тимофей Андрияновы[7],​ унаследовавшие имение С. Андриянова. В начале 1660-х гг. у них были постоянные конфликты с помещиком дер. Шапши Баимом Ивановичем Левашевым (из-за бежавших крестьян,​ потравы сенокосов и др.). В 1670-е гг. среди помещиков дер. Венета особое место занял Иван Григорьевич Нагирин. Это была весьма примечательная для своего времени фигура. Выходец из Муромского уезда, он служил в начале в Арзамасе,​ а в 1664 г. вместе с двумя братьями перебрался в Казань[8]. В 1677 г. И.Г.Нагирин был назначен головой казанского стрелецкого приказа,​ оставаясь в этой должности несколько сроков подряд[9]. Ему был назначен земельный оклад в 300 четвертей и денежный оклад в 10 рублей. Часть земли располагалась в дер. Венета. Благодаря напористости Нагирина в отношениях с соседями,​ его владения постоянно разрастались,​ однако основной их костяк находился в Венете,​ откуда он вытеснил практически всех помещиков. Это стало возможным благодаря браку, заключенному в 1673 г. с вдовой умершего к тому времени Тимофея Андриянова Ульяной Васильевной. Нагирина не остановил даже тот факт, что у Ульяны Андрияновой остались на руках три малолетние дочери:​ Фетинья,​ Пелагея и Татьяна[10]. Вероятно,​ наследство в виде поместья с 35 душами крестьян и мельницей на р.Нурма,​ перевесило остальные соображения. В том же 1673 г. И.Г.Нагирин выкупил поместный надел у Анны Федоровны Андрияновой,​ и также выиграл судебную тяжбу у Марфы Бреховой (Андрияновой),​ права которой на землю в Венатах оказались не оформлены должным образом. В начале 1690-х гг. Нагирин вынудил ясачных татар из дер. Нурма оставить сенные покосы по одноименной реке, а впоследствии покинуть и саму деревню. Благодаря своим махинациям,​ к концу жизни И.Г.Нагирин увеличил пашенные угодья в 2,5 раза[11]. После него имение унаследовал его племянник.
 +
 +На протяжении нескольких столетий помещиками в селе Венета были потомки боярских детей Ивана и Калины Есиповых. В «Ввозной послушной грамоте 1613 года» говорится,​ что их земли находились «в пустоши Нурьме»,​ сенные покосы – «по рекам Иштыре и Нурьме»[12]. После смерти Ивана наследников у него не осталось,​ а вдова Калины вышла замуж повторно. Это не привело к вытеснению семьи из местности. Так, среди владельцев с. Венета в XVIII столетии был представитель этой фамилии Платон Есипов. Он женился на дочери капитана Данилы Козмича Аристова и Натальи Матвеевны (в девичестве Нармоцкая) Марии. От этого брака родились сыновья Порфирий,​ Александр,​ Павел и Петр, каждый из которых после кончины родителя унаследовал определенное количество крепостных – всего 142 ревизские души. Однако в наследство они могли вступить только после смерти матери. В 1832 г. вдова Платона Есипова ходатайствовала о залоге в Казанском приказе общественного призрения 25 душ, отведенных младшему сыну Петру. Мотивировалось это тем, что тот после увольнения с военной службы уехал Саранск и более двух лет не подавал вестей о себе[13]. В итоге ей удалось получить свидетельство,​ подтверждавшее право распоряжаться имуществом,​ и она заложила в Казанском приказе общественного призрения 36 венетинцев. После смерти Марии Есиповой,​ выплата ее денежного долга, составлявшего полторы тысячи рублей серебром,​ легла на детей[14].
 +
 +К концу XVIII столетия Венета была уже большим селением,​ одних ревизских душ здесь насчитывалось 106 человек. Примерно такая же численность населения сохранялась и накануне отмены крепостного права: в 1858 г. в Венете проживали 219 крестьян. Накануне отмены крепостного права одной из владелиц венетинского имения была дочь Порфирия Есипова – Александра Заварицкая. Общее количество земли, перешедшей к крестьянам от помещицы,​ составляло 142,9 десятины,​ из них 140 – удобной[15]. В 1858 г. сельское общество насчитывало 10 домохозяйств,​ в 1883 г. – 17. Работников было 24, несовершеннолетних (или так называемых полуработников) – 2, женщин-работниц (18-55 лет) – 25[16]. В 11 домохозяйствах трудились по одному работнику,​ в пяти – по два и более, в одном хозяйстве была только работница без мужчины[17].
 +
 +Крестьяне преимущественно занимались пашенным земледелием,​ о чем свидетельствовала структура их наделов. Так, больше всего земли находилось под пашней – 133,3 десятины,​ остальные были под усадьбой и лесом. В среднем,​ на 1 наличную душу приходилось по 1,3 десятины удобной земли, а из расчета на 1 работника – по 6,1 десятины[18].
 +
 +В данном сельском обществе насчитывалось 35 душевых наделов,​ но участки имелись только у 15 домохозяев,​ двое оставались безземельными. Средний размер надела составлял 3,8 десятины. Члены данной общины все свои наделы обрабатывали самостоятельно,​ ничего не сдавая в аренду,​ хотя и снимали часть земли. Таких нанимателей было 7 – они арендовали 4,1 десятины пашни. Еще 12 хозяев снимали вненадельную землю – всего 28 десятин пашни. В итоге общая площадь засеваемой пашни (в 2 полях) составляла 120,97 десятины[19].
 +
 +Кроме Есиповых,​ крестьянами и землями в селе Венета владели помещики Степановы. Михаил Васильевич Степанов родился в ок. 1801 г., происходил из обер-офицерских детей. После окончания Казанского императорского университета находился на военной службе,​ в 1857 г. вышел в отставку в чине генерал-майора. За ним в селе Венета числились 135 душ крестьян и 1214 десятин земли, в дер. Красногорка Лаишевского уезда – 83 души поселян и 5 душ дворовых крестьян[20]. Будучи крупным землевладельцем,​ М.В.Степанов мог себе позволить жизнь в губернской столице,​ хотя у него и не было там собственного дома. По имеющимся данным,​ он был холост[21],​ а потому прямых наследников не имел.
 +
 +Сестре Михаила Васильевича Вере Васильевне принадлежали в Венете 50 душ крестьян и 491 десятина земли. Кроме того, в собственности ее мужа коллежского секретаря Якова Андреевича Литвинова находились 62 души крестьян,​ 19 душ дворовых людей и 573 десятины земли в сельце Заводском Мамадышского уезда[22].
 +
 +Крестьяне В.В.Литвиновой составляли одно сельское общество. По X ревизии 1858 г., оно насчитывало 16 домохозяев,​ по подворной переписи 1883 г. – 24. Мужчин трудоспособного возраста (18-60 лет) числилось 33, несовершеннолетних – 8, женщин-работниц – 41[23]. В 15 домохозяйствах было по 1 работнику,​ в 3 – по 2, в остальных – по 3 и более. В двух хозяйствах совсем не было работников либо использовался труд несовершеннолетних[24].
 +
 +После отмены крепостного права, согласно уставной грамоте,​ сельское общество получило от бывшей помещицы Литвиновой 204,2 десятины земли, из них 201,2 – удобной. Под крестьянскими усадьбами находилось 8 десятин,​ под пашней – 193,2. На 1 наличную душу приходилось по 1,4 десятины удобной земли, из расчета на 1 работника – по 3,1 десятины удобной земли[25].
 +
 +В обществе насчитывалось всего 49 душевых наделов,​ при этом участки имелись только у 21 домохозяина,​ а остальные трое оставались безземельными. 19 крестьян обрабатывали весь надел, 2 сдавали часть своего участка. Еще семеро арендовали землю дополнительно,​ всего снимали 4 десятин пашни. 16 домохозяев арендовали вненадельные участки – всего 45,75 десятины земли, из них 39,75 – пашня, 6 – покосы. С учетом арендуемой земли посевная площадь общины составляла 165,8 десятины[26].
 +
 +Земля обеих общин примыкала к селу. Большая часть наделов представляла ровную низменную поверхность с легким скатом к югу, с хорошей почвой. Только часть, находившаяся за рекой Поповкой,​ была гористой и неудобной для перевозки снопов и навоза. Хорошими были земли за рекой Нурмой.
 +
 +Говоря об аренде,​ стоит отметить,​ что в двух обществах преобладала такая ее форма как испольщина (вид земельной аренды,​ при которой собственнику земли уплачивается не деньгами,​ а половиной урожая). Причем преимущественно снимали барскую запашку в соседней деревне Гремячке. За деньги землю брали только 5 домохозяев[27]. Испольщина постепенно вытеснила десятинную обработку господской земли. В обоих обществах к ней прибегали всего трое домохозяев[28].
 +
 +Другие виды крестьянских заработков в Венете были развиты слабо: имелись семьи, у которых кроме земледелия не было иного дела[29]. Местные заработки имели только 27 домохозяев,​ еще 10 мужчин-домохозяев занимались отходничеством. Несколько жителей разводили пчел. Кто-то из крестьян старался сбыть избыток зерна на местных базарах и в Казани,​ чтобы выручить хоть какие-то деньги для уплаты налогов. 20 домохозяев продавали зерно, 15 как покупали,​ так и продавали,​ вели натуральное хозяйство – 3 и столько же были вынуждены только закупать зерно[30].
 +
 +Промышленных заведений в деревне не было, в 1880-х гг. функционировали только 2 торговые лавки и 1 трактирное заведение. В источниках начала ХХ века значились уже 2 хлебозапасных магазина,​ кузница,​ 3 мелочные лавки и 2 питейных заведения[31]. Но большой необходимости в трактирах жители не испытывали. Находясь в окружении татарских селений,​ будучи связаны с ними экономически,​ бывая друг у друга в гостях во время праздников,​ венетинцы переняли у своих соседей трезвый и экономный образ жизни[32].
 +
 +Развитие земледелия требовало наличия в крестьянских хозяйствах тягловой силы. В 13 домохозяйствах было по одной лошади,​ еще в 11 – больше двух и только 6 семей были безлошадными. Без коров были 6 домохозяйств,​ без коров и лошадей – 1, без овец – 4, еще 4 семьи вообще не держали скот. Всего в селении насчитывалось 47 лошадей,​ 4 жеребенка,​ 43 головы крупного рогатого скота, 19 телят, 99 свиней,​ 244 овцы[33]. Это поголовье было на треть меньше по сравнению с 1877 г., когда повсеместно не было урожая,​ и крестьяне,​ пытаясь уплатить набежавшие недоимки,​ распродали домашний скот.
 +
 +Несмотря на отсутствие пастбищ,​ жителям удавалось обеспечивать домашних животных кормовой базой. Луга располагались по оврагам. С одного участка земли, выделенного крестьянину,​ снимали по 6-8 копен. Когда луга находились под паром, то там пасли скот. В целом, затруднений с выпасом венетинцы не испытывали.
 +
 +В пореформенный период численность населения постоянно росла: в 1885 г. здесь насчитывалось 252 жителя,​ в 1897 – 303[34]. Кроме того, в Венете проживали представители духовенства (5 мужчин и 3 женщины) и 86 крестьян (43 мужчины и 43 женщины),​ принадлежащие к Красногорскому сельскому обществу[35]. В других селениях также проживали некоторые из венетинцев. Например,​ по сведениям 1885 г., таковых было 3 мужчин и 1 женщина,​ в 1897 г. – 11 мужчин и 18 женщин[36]. В 1859 г. в Венете насчитывалось 56 дворов[37],​ в 1885 – 42[38], в 1904 – 62[39].
 +
 +Подворная перепись 1883 г. показывает,​ что население было хорошо обеспечено жильем. В собственности 34 крестьян,​ кроме жилых домов находились другие постройки,​ еще трем принадлежали по две жилые избы, одному – жилая изба без хозяйственных сооружений,​ и только 3 человека не являлись домовладельцами[40]. Итого в селении находилась 41 жилая изба. Из них 40 были одноэтажными и 1 – двуэтажная. Крыши 40 жилищ были крыты соломой,​ 1 – тесом. Из всех домов 15 были курными,​ т.е. с печью без дымохода[41]. Поскольку своего леса не было, избы топили покупными дровами или договаривались о сборе валежника в лесу, принадлежавшем обществу дер. Янасала.
 +
 +При бережном отношении к собственным домам, венетинцы не смогли обеспечить подходящим зданием сельскую школу. Начальное земское училище было открыто здесь в 1861 г.[42] Для него община устроила дом, в котором имелась прихожая и помещение для учительницы. Классная комната была длиной в 7 аршин, шириной – 5, высотой – 3 ¾ аршин, с 5 окнами шириной в 1 аршин и высотой – в 1,5. Помещение было тесным и не вмещало одновременно всех учеников. Видимо,​ по этой причине количество учащихся с 40 человек в первые годы существования школы сократилось до 20 в последующее десятилетие[43]. Со временем,​ когда учащихся стало больше,​ класс делили на 2 группы учеников и занятия проводили в две смены: с 9 до часу и с часу до 5[44].
 +
 +Кроме затрат на устройство помещения,​ сельское общество взяло на себя заботу о хозяйственных нуждах школы. Например,​ в 1887 г. на эти цели было выделено 36 рублей. Остальные расходы – выплата жалованья и покупка учебных пособий – находились в ведении уездного земства. В том же 1887 г. оно отпустило на содержание школы 190 рублей. Из них законоучителю полагалось 40 рублей,​ учительнице – 120[45]. К 1895 г. оклад законоучителя составил 60 рублей,​ учителя – 240[46].
 +
 +Первые педагоги вызывали у родителей сельских детей недовольство. Прежде всего, их отношением к учебному процессу. Из отзывов крестьян следовало,​ что молодой учитель,​ недавно окончивший курс в уездном училище,​ «мало занимается,​ приходит в училище поздно;​ часто отлучается домой, а ученики остаются одни»[47]. Зато в последующем многие преподаватели были отмечены своим трудолюбием. Среди них был священник Петр Герасимович Хрусталев,​ с 1871 г. больше 10 лет служивший в должности законоучителя. Своим усердием и знанием дела отличались также Афанасий Сперанский,​ перешедший в 1873 г. в Некрасовское двухклассное училище,​ и Григорий Порфирьевич Тренин,​ проработавший в Венетинском училище с 1 ноября 1873 по 1883 г.[48] После него учительницей стала Александра Евгеньевна Серебрякова. Попечителями Венетинского училища в разные годы были М.Д. Степанов,​ Н.С. Кукуранов,​ г. Чертов.
 +
 +Венетинская школа относилась к числу многолюдных,​ с совместным обучением мальчиков и девочек. В 1887 г. здесь насчитывалось 36 учеников. Большое количество детей добирались из окрестных деревень. Из Ермоловки (в 1 версте от школы) приходили 3 мальчика и 4 девочки,​ из Красногорки (в 1 версте) – 11 мальчиков и 1 девочка,​ из Андреевки (в 1,5 верстах) – 1 мальчик,​ из Михайловки (в 2 верстах) – 1 девочка[49]. По этническому составу учеников школа была русской.
 +
 +Из-за большого числа учеников ощущался недостаток учительских кадров. Преподавание велось одним учителем без помощника,​ а в 1891 г. некому было преподавать Закон Божий[50]. Но даже в таких условиях 20% учащихся ежегодно оканчивали курс, что по сравнению с другими школами Лаишевского уезда было высоким показателем. К примеру,​ в начале 1895/96 учебного года из 48 школьников экзамен выдержали 10[51].
 +
 +Были и другие расходы у венетинских крестьян. Так, в 1838 г. без какой-либо поддержки со стороны помещиков,​ исключительно на средства прихожан из нескольких селений,​ вместо ветхой деревянной была выстроена каменная трехпрестольная церковь во имя Святой Троицы. Село Венета являлось центром православного прихода,​ в который входили еще семь деревень,​ из них шесть относились к Аркатовской волости и одна – дер. Янасалы (старокрещенные) – в Кобяк-Козинскую волость. Всего в Венетинском приходе насчитывалось 1647 русских и 159 старокрещенных татар. Кроме того, к нему относились 473 крещеных татар, отпавших в магометанство[52].
 +
 +Приходское попечительство существовало с 1897 г. Капитал церкви составлял 3800 рублей. Священник получал жалованье в 300 рублей,​ дьякон – 150, псаломщик – 100. В пользовании притча находились 2 десятины усадебной земли, 13 – луговой,​ 20 – пахотной.
 +
 +Штат притча состоял из священника,​ диакона и псаломщика. С 1896 г. священником был Владимир Ал. Ворожейкин. Он окончил миссионерские курсы, преподавал Закон Божий в земской школе, был женат. Диаконом был Рафаиль Иванович Дмитревский. Окончил 4 класса духовного училища,​ к 32 годам был женат и имел 5 детей разных возрастов – 11, 6, 4, 2 и 1 года. В должности диакона служил с 1897 г. Обязанности псаломщика исполнял Алексей Алекс. Сперанский. Вышел из 2 класса духовной семинарии,​ к 21 году был женат. В свою должность вступил в 1903 г.[53]
 +
 +Добровольные расходы крестьян неизбежно вели к задолженности по государственным,​ земским и другим сборам. Так, годовые издержки многочисленного литвиновского сельского общества составляли 494,1 рубля. Из них 291,4 рубля приходилось на оброчную подать,​ выкупные платежи,​ 129,11 – на прочие государственные сборы, 43,83 – земское обложение и 29,83 – волостной сбор. По статистическим данным 1883 г., недоимка превышала 100 рублей[54].
 +
 +Годовые расходы другого сельского общества были меньше и составляли 367,72 рубля: оброчная подать,​ выкупные платежи – 219,93 рублей,​ государственные сборы – 93,37 рубля, земское обложение – 32,77 и волостной сбор – 21,65 рубля. К 1883 г. недоимка составляла 34,48 рубля. А вот продовольственный долг двух венетинских общин был намного выше – 528,8 рубля[55].
 +
 +Очевидно,​ что не могла помощь поступить и от местных землевладельцев,​ которые так же, как и сами венетинцы,​ копили долги. К примеру,​ в списке недоимщиков за 1896 г. состояли Степановы Татьяна Григорьевна,​ Сергей и Дмитрий Васильевичи,​ владевшие землями при селе Венете и Мыза Приют (вблизи дер. Красногорка). Им принадлежали 686 десятин земли. Недоимки набежали за 2 года и составили совместно с пенями 191 рубль 46 коп.[56]
 +
 +Е.В.Миронова
 +
 +[1] Чернышев Е.И. Селения Казанского ханства (по писцовым книгам) <​nowiki>//</​nowiki>​ Археология и этнография Татарии:​ [сборник]. Вып. 1: Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья. Казань:​ 1971. С. 285.
 +
 +[2] Татарская энциклопедия. Казань,​ 2002. Т.1. С.559.
 +
 +[3] Аркатовская волость <​nowiki>//</​nowiki>​ Износков И.А. Список населенных мест Казанского уезда: с кратким их описанием. Казань:​ тип. губ. правл.,​ 1885. С. 30.
 +
 +[4] Сборник материалов по истории Казанского края в XVIII в. / Под ред. Д.А. Корсакова. Казань,​ 1908. С. 260; Списки населенных мест Российской империи,​ составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел: Казанская губерния:​ по сведениям 1859 года / обработан ст. ред. А.Артемьевым. СПб., 1866. С. 54.
 +
 +[5] Казанские документы 1649-1675 годов. Казань,​ 2008. С.85.
 +
 +[6] Там же. С.16-17.
 +
 +[7] Там же. С.38-39.
 +
 +[8] Мустафина Д. Наказ стрелецкому голове <​nowiki>//</​nowiki>​ Гасырлар авазы=Эхо веков. 1997. № ¾
 +
 +[9] Там же.
 +
 +[10] Казанские документы 1649-1675 годов. Казань,​ 2008. С.76-78.
 +
 +[11] Там же.
 +
 +[12] Подробнее см.: Ввозная послушная грамота 1613 г. (подл.) <​nowiki>//</​nowiki>​ Казанский край: словарь языка памятников 1-й четверти XVII века [электронный ресурс]. – Режим доступа свободный:​ http:<​nowiki>//</​nowiki>​www.klf.kpfu.ru/​kazan/​1_4_17/​dict_db/​dict_words.phtml?​unit=texts&​text_numb=98&​text_chap=0&​text_page=66.0&​page_line=30&​w_word=%C6&​w_like_kind=L&​and_or=AND&​max_recs=99999&​line_word=%C6&​order_w=0&​page_w=&​order_l=0&​page_l=39 (дата обращения:​ 21.09.2016).
 +
 +[13] НА РТ. Ф. 12. Оп. 31. Д. 106. Л. 1 – 1 об., 5 об.
 +
 +[14] НА РТ. 12. Оп. 54. Д. 22. Л. 1.
 +
 +[15] Крестьянское землевладение Казанской губернии:​ Оценочно-Стат. Бюро Казан. Губерн. Земства. Вып. 2. Лаишевский уезд. Казань,​ 1907. С.10-11.
 +
 +[16] Труды статистической экспедиции снаряженной в 1883 году Казанским губернским земством…. С. 6-7.
 +
 +[17] Там же. С. 8-9.
 +
 +[18] Там же. С. 10-11.
 +
 +[19] Там же. 12-13.
 +
 +[20] Казанское дворянство 1785-1917 гг. Генеалогический словарь / Сост. Г.А. Двоеносова. Казань,​ 2001. С. 528.
 +
 +[21] Там же.
 +
 +[22] Там же. С. 330.
 +
 +[23] Труды статистической экспедиции … С. 6-7.
 +
 +[24] Там же. С. 8-9.
 +
 +[25] Видимо,​ пашня рассчитывалась только на мужских работников,​ а вся земля – и на женских.
 +
 +[26] Труды статистической экспедиции … С. 12-13.
 +
 +[27] Там же. С. 85.
 +
 +[28] Там же. С. 86.
 +
 +[29] Там же.
 +
 +[30] Там же. С. 14-15.
 +
 +[31] Татарская энциклопедия. Т.1. Казань,​ 2002. С.559-560.
 +
 +[32] Аркатовская волость <​nowiki>//</​nowiki>​ Износков И.А. Указ. соч. С. 30.
 +
 +[33] Труды статистической экспедиции …. С. 14-15.
 +
 +[34] Крестьянское землевладение Казанской губернии... С.12.-13; Аркатовская волость <​nowiki>//</​nowiki>​ Износков И.А. Указ. соч. С. 30.
 +
 +[35] Там же. С. 31.
 +
 +[36] Крестьянское землевладение Казанской губернии… С.12-13.
 +
 +[37] Списки населенных мест Российской империи … С. 54.
 +
 +[38] Аркатовская волость <​nowiki>//</​nowiki>​ Износков И.А. Указ. соч. С. 31.
 +
 +[39] Справочная книга Казанской епархии. Казань:​ типо-лит. А.М. Петрова,​ 1904. С. 208.
 +
 +[40] Труды статистической экспедиции… С. 8-11.
 +
 +[41] Там же. С. 8-9.
 +
 +[42] Аркатовская волость <​nowiki>//</​nowiki>​ Износков И.А. Указ. соч. С. 31.
 +
 +[43] Журнал министерства народного просвещения. Т. 158. СПб.: Печатня В.И. Головина,​ 1871. С. 176.
 +
 +[44] Постановления Лаишевского Уездного Земского Собрания,​ состоявшиеся в двадцать седьмом очередном заседании его с 10 по 14 октября 1891 года. Казань:​ Типография и литография А. А. Родионова,​ 1891. С. 65.
 +
 +[45] Материалы для истории народного образования в Лаишевском уезде. – Казань:​ Типография «Казанского Биржевого Листка»,​ 1887. – С. 34.
 +
 +[46] Постановления Лаишевского Уездного Земского Собрания,​ состоявшиеся в заседаниях:​ экстренном 3 января и XXXII очередном с 5 по 9 октября 1896 года с приложением отчета о состоянии уездного земского хозяйства и о действиях управы за 1895-96 год. Казань:​ Скоропечатня Л. П. Антонова,​ 1897. С. 138.
 +
 +[47] Журнал министерства народного просвещения. Т. 158. СПб.: Печатня В.И. Головина,​ 1871. С. 176.
 +
 +[48] Материалы для истории народного образования в Лаишевском уезде. Казань:​ Типография «Казанского Биржевого Листка»,​ 1887. С. 34.
 +
 +[49] Там же.
 +
 +[50] Постановления Лаишевского Уездного Земского Собрания,​ состоявшиеся в двадцать седьмом очередном заседании его с 10 по 14 октября 1891 года. Казань:​ Типография и литография А. А. Родионова,​ 1891. С. 141.
 +
 +[51] Постановления Лаишевского Уездного Земского Собрания,​ состоявшиеся в двадцать седьмом очередном заседании его с 10 по 14 октября 1891 года. Казань:​ Типография и литография А. А. Родионова,​ 1891. С. 147; Постановления Лаишевского Уездного Земского Собрания,​ состоявшиеся в заседаниях:​ экстренном 3 января и XXXII очередном с 5 по 9 октября 1896 года с приложением отчета о состоянии уездного земского хозяйства и о действиях управы за 1895-96 год. Казань:​ Скоропечатня Л. П. Антонова,​ 1897 . С. 138.
 +
 +[52] Аркатовская волость <​nowiki>//</​nowiki>​ Износков И.А. Указ. соч. С. 31.
 +
 +[53] Справочная книга Казанской епархии… С. 208-209.
 +
 +[54] Труды статистической экспедиции… С. 16-17.
 +
 +[55] Там же. С. 16-17.
 +
 +[56] Список недоимщиков по земскому сбору Казанской губернии,​ частных владельцев в уездах и городах,​ к 16 января 1896 года. [б.и., б.г.]. С. 52.